Accueil > Мнения и критика/Notes et critiques, News > La « loi anti-orphelins »: que faire? « Антисиротский » закон: что теперь?

La « loi anti-orphelins »: que faire? « Антисиротский » закон: что теперь?

19 février 2013

Прошла волна протеста против «антисиротского закона». Она, как и следовало предположить,не изменила решимости властей и части общества бороться с усыновлением российских детей гражданами США. Что следует делать тем, кто несогласен с этим? Продолжать требовать роспуска Госдумы?

Похоже, что это требование – вполне предсказуемо- своей цели не достигло и вряд ли достигнет. Протестной « массы » для этого не хватает, поддержка идеи и в обществе, и среди ключевых фигур российской интеллигенции весьма ограниченна. Подвижек в позиции депутатского корпуса не заметно.  Несмотря на потерю  доверия к себе среди части граждан, депутаты мало чем рискуют. Следующие выборы – через три года. За это время произойдет еще много чего, и «антисиротский» закон забудется. К тому же те, кто сегодня требует роспуска Госдумы, как правило, не являются «постоянными избирателями» нынешних парламентских партий. На следующих выборах голосовать они будут за новые, небольшие, нераскрученные партии, которые будут ( в том числе по замыслу правительственных политдизайнеров) еще и с похожими названиями. Сейчас эти партии-конкуренты находятся в таком состоянии, что представить себе их победу (и даже попадание в парламент) на следующих выборах трудно. Так что с этой стороны существующим парламентским партиям (опять же –пока) беспокоиться нечего. Мнение «чужих» избирателей в отношении «антисиротского» закона можно смело игнорировать – логика ущербная, но чтобы изменить ее, гражданскому обществу придется много работать.

Что можно сделать в этой ситуации сейчас? Во-первых, избирателям, голосовавшим за партии, представленные в парламенте, потребовать ответа у них. Многие из нас голосовали за них, значит, нужно требовать у депутатов, чтобы они учли нашу позицию. Вся система зависимости парламентских партий от избирателей и обратной связи с ними в России практически отсутствует  – вот и нужно ее восстанавливать. Вспоминать, какие формы есть – встречи с депутатами, коллективные обращения избирателей к «своим» партиям, выступления на публичных встречах депутатов с избирателями, поддержка тех депутатов, кто проголосовал «против». Требовать, чтобы депутат объяснил своим избирателям мотивы своего голосования. Говорить не с «Госдурой» в целом, а с конкретным депутатом. Потому, что когда начинается разговор с конкретным человеком, ему становится неуютно. Посмотрите, как занервничала Ирина Роднина, когда увидела, что ее «аура» олимпийской чемпионки вдруг начала разваливаться на глазах – и что «тетка с улицы» бросила ее портрет в мусорный бак.

Но не будем забывать, что депутаты, голосуя за «антисиротский» закон, выразили и мнение определенной части общества. Да, образ США у большой части россиян носит многие негативные черты. Да, многие россияне считают, что угроза для жизни приемных детей гораздо выше в США, чем в России. Если мы хотим изменить эти «установки» наших сограждан, надо разрушать иррациональное в них. Объяснять с фактами, что американские усыновители не хуже российских. Публиковать статьи о конкретных случаях усыновления за границей –  о тех, где дети и родители счастливы. Показывать статистику, которая не подтверждает, что угроза для жизни приемных детей из России в США выше, чем в России. Наконец, можно предположить, что американцы (и шире – иностранцы), которые готовы усыновить ребенка из России – как правило, не те, кто голосуют за увеличение американского/НАТОвского военного присутствия в мире – и это тоже следует напомнить россиянам.

Наконец, на мой взгляд, главное. Смысл нашего беспокойства – не только и не столько в том, чтобы помочь американским усыновителям. Смысл – в том, чтобы помочь усыновляемым российским детям найти хорошую семью. Будь то в Америке, в Европе или в России.  Поэтому нужно расширить поле нашего гражданского надзора.  19 февраля Госдума почтила минутой молчания память погибшего в США усыновленного трехлетнего мальчика Максима Кузьмина. Я согласен с этим символическим жестом. Но я считаю, что Госдума должна вставать и хранить минуту молчания КАЖДЫЙ раз, когда погибает усыновленный российский ребенок – будь то в США, в Европе или в России. Мы должны знать имена всех погибших приемных детей, независимо от места их гибели, обстоятельства их гибели и виновных в этом. И ответственные лица, допустившие их смерть, вплоть до губернаторов регионов и федеральных министров, должны приходить на заседание Госудмы и давать объяснение по каждому такому случаю. Расследование и наказание, в том числе отставки российских чиновников, допустивших такие случаи – опять же независимо от их «географии» должны стать стандартной практикой. Если губернатор региона берет под свой личный контроль усыновление детей – значит, логичным будет требовать его отставки в случае смерти усыновленного ребенка. Гражданское общество может и должно потребовать этого, и , думаю, большинство россиян поддержит нас.

Что касается самой системы усыновления, здесь есть чем заняться неравнодушным людям. Во-первых, обратим наше внимание на коррупционную, взяточную составляющую усыновления. Вся процедура обходится западному усыновителю в среднем в сумму в размере нескольких десятков тысяч евро (от 30 до 60 тысяч, судя по отзывам усыновителей, с которыми я разговаривал). Бoльшая часть этих денег уходит в карманы посредников и российских чиновников, от которых зависит решение об усыновлении. Просто неприлично поэтому выглядит, когда в «продаже» детей наши радетели за счастье младенцев обвиняют американскую сторону. Эта система вымогательства денег с усыновителей создана на российской территории и в рамках российской государственной системы. Разумеется, можно предположить, что, когда в деле фигурируют большие денежные средства, велик и «соблазн» получателей этих средств закрыть глаза на слабые родительские качества усыновителей.

Искоренив систему взяток при усыновлении, можно и снизить этот риск, и увеличить количество усыновителей из-за рубежа, многие из которых сейчас просто не могут заплатить такие суммы. Кстати, среди европейцев, желающих усыновить ребенка в России, мне встречалась двойственная реакция на «антисиротский» закон  –  осуждение, но и констатация того, что с «удалением» американских семей (готовых платить посредникам и чиновникам гораздо больше, чем европейские усыновители), цены на «услуги» упадут , и европейские усыновители получат дополнительные шансы найти своих детей в России. Повторюсь, это ненормально, что российская система усыновления действует как коммерческое предприятие. Наш долг- изменить ее.

Что можно здесь сделать конкретно? Вступать в контакт с ассоциациями иностранных усыновителей . Помогать им, насколько возможно, в административных хитросплетениях российской системы усыновления, с переводами, с сопровождением в России. Потребовать от российской стороны сделать систему усыновления прозрачной. Потребовать ликвидации коррупции в органах, ведущих этот процесс с российской стороны – настаивая на том, что это серьезный фактор, повышающий угрозу для жизни детей после усыновления.

И, конечно, включаться в поддержку конкретных РОССИЙСКИХ  семей, усыновивших детей  –  помогая им через ассоциации, НГО или просто лично. Жизнь многих из них непроста, и наша помощь им более чем необходима. Если российское правительство собирается решать проблему финансовыми впрыскиваниями, гражданское общество может и должно мобилизовать россиян на человеческую помощь тем, кто в ней нуждается.

Георгий Шепелев

P.S. Чем можно помочь во Франции?

Объединение избирателей начало кампанию по организации помощи детям, находящимся в трудной ситуации в России. 13 января в Париже мы организовали митинг против « антисиротского » закона. https://uerf.wordpress.com/2013/01/13/13-janvier-2013-manifestation-a-paris-lhiver-politique-en-russie-nous-sommes-contre/

8 февраля Объединение провело дебаты по теме « Дети заключенных в России »  https://uerf.wordpress.com/2013/01/25/orphelins-des-prisons/

Мы планируем в сотрудничестве с нашими французскими партнерами развивать работу по информационной, гуманитарной и финансовой поддержке общественных проектов, направленных на помощь российским детям, находящимся в трудной ситуации. Будем рады сотрудничеству со всеми заинтересованными сторонами.

Мы стремимся также содействовать существующим во Франции общественным инициативам, направленным на развитие сети взаимопомощи родителей и детей из российских и франко-русских семей.

Publicités
%d blogueurs aiment cette page :