Accueil > Cinéma, Мнения и критика/Notes et critiques, News > Футбол – территория восстания. Продолжаем смотреть гражданское телевидение во Франции.

Футбол – территория восстания. Продолжаем смотреть гражданское телевидение во Франции.

22 juillet 2012

Повстанцы футбола. Документальный фильм (Жиль Перес, Жиль Роф, 2012). Телеканал АRTE.Les rebelles du foot. Documentaire de Gilles Perez et Gilles Rof (France, 2012, 90 minutes) – Avec la participation d’Éric Cantona. Coproduction : ARTE France, Canto Bros, 13 Productions.

Фильм можно посмотреть здесь:  http://www.arte.tv/fr/Les-Rebelles-du-Foot/6727602.html
(Le film et le dossier ARTE sur les liens entre le football et la politique)

Так получилось, что год протестных действий в России стал и важным футбольным годом. Помимо хронологического совпадения двух событий особенной связи между ними, кажется, не наблюдалось (поправьте, если мой взгляд не-болельщика вам покажется неправильным). Спорт и политика в России стали сферами, вроде бы никак не пересекающимися. Нормально ли это? И бывает ли по-другому?

В наши дни футбол стал витриной мира потребления, предприятием, в котором крутятся миллиарды, игроки продаются из клуба в клуб за астрономические суммы, а болельщики регулярно « сражаются » друг с другом. Но есть и другой футбол – основанный на солидарности, коллективизме, свободе – о нем и хотели напомнить создатели французского документального фильма. Знаменитый футболист Эрик Кантона выступает в нем в роли  рассказчика, комментируя истории пяти футболистов с яркой гражданской позицией..

Первый из них- Дидье Дрогба, в 2004 году, в разгар гражданской войны в Кот д’Ивуар выступил с призывом к протиоборствующим сторонам с призывом сложить оружие и найти мирный выход из конфликта.

Следующая история – Карло Казели, чилийского футболиста, противника диктатуры Пиночета. Здесь история футбола и политика тесно сплелись даже географически – главный «храм футбола» страны – Национальный стадион в Сантьяго –  был превращен в 1973 году путчистами в концлагерь. Здесь содержались сторонники Альенде и левых, здесь велись их допросы, пытки, здесь совершались изнасилования и расстреливали заключенных. А уже через два месяца после путча, 24 ноября 1973 года ФИФА проводит на этом же стадионе отборочный матч чемпионата мира. По жеребьевке чилийцы должны играть со сборной СССР. Советский Союз требует перенести матч в другую латиноамериканскую страну. ФИФА – против, и сборная СССР отказывается участвовать в игре. «Это был самый идиотский матч в моей жизни»,- говорит Казели, который тоже «играл» в тот день. Чилийская команда вела матч на поле без противника, забивая голы в пустые ворота советской сборной, а судья аккуратно их засчитывал.

Не это ли стало ли «последней каплей» для Карло Казели? На официальном приеме футболист отказывается пожать протянутую руку диктатора – «молчание длилось для меня как будто тысячу часов, а на самом деле, наверное, прошла секунда…» – вспоминает футболист. Его мать была арестована, ее пытали. Вместе с ней в 1988 году он записал обращение к чилийцам с призывом голосовать против Пиночета. «Я, кажется, был единственным спортсменом, который голосовал против Пиночета»,- грустно вспоминает он. Чилийская глава фильма заканчивается кадрами праздника Национального единства – мы опять на стадионе – новый, демократически избранный президент заканчивает речь словами «Никогда больше, никогда больше мы не потерпим надругательств над человеческим достоинством!». На трибунах поднимают портреты жертв диктатуры. На табло бегут строчки с именами погибших.  » Сколько раз уже мы говорили «Никогда больше», – комментирует Кантона, – «а зверь опять и опять возвращался… Помните уроки истории!».

Третий герой фильма, алжирец Рашид Мехлуфи, жертвует своей спортивной карьерой и уходит из французской сборной в 1958 году, в разгар войны в Алжире, чтобы играть в команде Фронта Национального Освобождения и так помогать революции в своей стране. Задача непроста – ФИФА наказывает команды, которые играют с ними – но были и прекрасные моменты. Мехлуфи вспоминает матч во Вьетнаме, недавно освободившемся от французского господства. Генерал Джап в шутку сказал им: «Мы разбили французов, а вы обыграли нас в футбол, значит, и французов одолеете».

Предраг Пашич, югославский футболист, серб, остался в Сараево во время его осады, чтобы открыть детскую футбольную школу. Сюда приходили дети, отцы которых воевали друг с другом. «Вокруг была война, а здесь было место мира и мечты. Дети носили одну и ту же форму, и были все вместе»,- говорит футболист. Футбол помогал детям забывать о войне и залечивал их психологические травмы. Футбол помогал детям жить в дружбе, «он был словно оружием нашего сопротивления войне». Вокруг шла война, стадион обстреливали, а чтобы попасть в школу, надо было перебежать мост, по котрому стреляли снайперы…

В 1980-х годах Сократес, капитан бразильской сборной по футболу, ввязывается в борьбу против военной диктатуры в его стране. Его клуб, «Corinthians», становится мастерской демократии – все важные решения принимаются здесь всеобщим голосованием – футболисты, тренеры, уборщики имели каждый по голосу. Клуб стал и местом встреч с миром искусства и музыки – на встречи сюда приглашали художников, композиторов. Власти и футбольная пресса были настроены решительно против команды, обзывая ее анархистской. А футболисты выходили на матчи в футболках с надписью «Демократия», окруженной капельками красной краски, будто крови. Перед выборами на майках футболистов появлялась надпись: «Голосуйте!» В 1982 году футболисты вышли на финальный матч чемпионата страны с плакатом «Победить или проиграть – но с демократией!». Сам Сократес, « лицо » протетсной активности клуба, в ключевой момент политической борьбы обратился к бразильцам и пообещал, что в случае победы демократии он откажется от престижного трансфера в Италию и останется в Бразилии.

И, наконец, рассказ самого Кантоны о «гражданском», политическом футболе. Коллектив, демократия, борьба за справедливость для него –  это и его семейная история: «Когда я был маленьким, дома часто говорили о коммунизме. И сейчас я думаю, что это прекрасная идея». В 1939 году семья его матери эмигрировала из республиканской Испании, спасаясь от диктатуры Франко, и прошла через все тягости жизни политэмигрантов, в том числе и концлагерь в Аржелесе во Франции. Кантона вспоминает, как он играл с друзьями в детстве – все вместе, «ни расы, ни цвета кожи, ни религии – только мяч!» Из своей футбольной карьеры он сделал главный вывод: «Быть человеком гораздо важнее, чем быть чемпионом».

Фильм завершается словами : «Это не просто красивые истории из прошлого. Это истории, которые нельзя забывать, это пример для нас и для нашего будущего».

Г.Ш.

 Фильм «Les Rebelles » на сайте ARTE : http://www.arte.tv/fr/Les-Rebelles-du-Foot/6727602.html

Ils s’appellent Mekloufi, Sócrates, Pasic, Caszely ou encore Drogba et ils ont su dire non ! À l’heure où le foot business semble gangréner notre rapport au sport, l’indomptable Éric Cantona réveille les consciences, à travers le parcours de joueurs qui se sont opposés à un pouvoir ou qui ont participé à une lutte et sont ainsi devenus des figures de proue de la résistance ou de la rébellion, au-delà de leurs performances sportives.

Un film–manifeste qui réaffirme les valeurs du sport dans la société à travers cinq histoires chères à Eric Cantona.
L’histoire de idier Drogba, qui en 2004, en pleine guerre civile ivoirienne, ignore les mises en garde de son club et de ses agents pour lancer un appel à l’unité et demander aux deux parties de déposer les armes.
Celle du chilien Carlos Caszely qui fut, en 1973, un des rares footballeurs d’envergure à s’opposer et à défier ouvertement la dictature de Pinochet.
Rachid Mekhloufi, un joueur de l’équipe de France qui, pendant la guerre d’Algérie, a choisi la clandestinité et rallié son pays pour défendre, à partir de 1958, les couleurs de l’équipe du FLN.
Celle de Predrag Pasic international yougoslave qui, défiant les bombardements et les haines, a choisi de fonder une école de football multi-ethnique dans le Sarajevo assiégé des années 1990.
Celle du brésilien Sócrates qui, en pleine dictature militaire au début des années 1980, transforme chaque match en meeting politique pour la démocratie.<
<

%d blogueurs aiment cette page :